Алексей Пушков: Россия спутала карты в Сирии многим игрокам

7 декабря 2015 -
article1473.jpg

Целый ряд стран сегодня борется за влияние в Сирии, пытаясь убрать с пути Башара Асада или поддерживая ИГИЛ. Начало операции российских ВКС спутало карты многим игрокам на ближневосточной арене.

Глава Комитета Госдумы по международным вопросам Алексей Пушков рассказал в эксклюзивном интервью АиФ.ru о том, почему и с чьего молчаливого одобрения Турция сбила российский бомбардировщик в Сирии, зачем НАТО Украина и из каких стран сегодня состоит круг друзей России.

Турция не считает, что ИГИЛ заслуживает осуждения

«АиФ»: Алексей Константинович, оценивая причины турецкого удара по нашему самолёту, вы сказали, что «Турция сбила самолёт из соображений обороны… обороны «Исламского государства» (ИГ)*». Какие у Турции общие интересы с экстремистами? 

Алексей Пушков: На Ближнем Востоке идёт острейшая борьба за региональное господство, на которую накладываются соперничество между США и Россией и стремление Запада удержать свои позиции в этом регионе. Здесь задействовано и большое число региональных игроков: Саудовская Аравия, Турция, Катар, Иран, Ирак, Израиль. И у всех есть свои интересы. В свержении Асада ряд государств увидел возможность для укрепления своих собственных позиций, в том числе за счёт создания в Сирии правительства, которое будет зависеть от США, а также ориентироваться на столицы таких держав, как Саудовская Аравия, Турция.

Военная акция России в Сирии спутала карты и США, и другим игрокам, прежде всего — Турции. Для Анкары ИГИЛ вовсе не представляет организацию, достойную всяческого осуждения и неприятия. Об этом недавно заявил глава военной разведки Турции, правая рука Эрдогана Хакан Фидан. Для них это суннитская организация, которая пытается воссоздать — пусть и террористическими методами — вполне законный, с точки зрения многих исламистов, халифат, существовавший в VII–XIII веках. С учётом симпатии руководства Турции к исламистским движениям она рассматривает ИГИЛ как инструмент расширения зоны своего влияния — в духе Османской империи. Кто мешает этому? Прежде всего, Асад в Сирии. Для того чтобы Сирия оказалась под влиянием Турции, надо свалить Асада, а ИГИЛ — это инструмент для достижения этой цели. 

Сейчас игиловцы хотят захватить Ирак и Сирию, а в будущем они пойдут и дальше — в ту же Саудовскую Аравию.

— Недавний теракт в Анкаре, в котором турецкие власти обвинили ИГ, — это так «молоток отскочил в лоб»?

— Турецкая позиция «мы будем поддерживать всех, кто готов бороться с Асадом, независимо от того, что они из себя представляют, только потому, что они — сунниты», на мой взгляд, крайне опасна, в том числе для самой Турции. И теракт в Анкаре это доказывает. ИГИЛ пользуется территорией Турции: известно, что боевики свободно пересекают границы этой страны, Турция закупает нефть у ИГИЛ в огромных объёмах, тем самым финансируя это образование. ИГИЛ получает оружие из-за рубежа, которое проходит через территорию Турции. То есть Турция — главная транзитная страна для ИГИЛ.

Но это организация, у которой есть своя собственная повестка дня, не совпадающая с повесткой Эрдогана или королевской семьи Саудовской Аравии. Речь идёт об экспансии, расширении своих территорий. Сейчас игиловцы хотят захватить Ирак и Сирию, а в будущем, если будет такая возможность, они пойдут и дальше — в ту же Саудовскую Аравию.

А террористические акты — это один из способов самоутверждения ИГИЛ, это демонстрация своей силы. И это, кстати, привлекает новых сторонников. Как прообраз халифата ИГИЛ вербует своих последователей самим фактом своего существования и своего расширения. Не столько он ищет их, сколько они находят его — и присягают ему на верность.

С одобрения Вашингтона

— «Удар в спину», очевидно, не был случайным. Эрдоган обиделся, что Путин на G20 показал другим лидерам фотографии нефтяных конвоев, которые идут в Турцию, да ещё и начал их бомбить?

— Реакция Эрдогана, удар по Су-24 — это реакция крайнего раздражения. Причин несколько. Во-первых, с помощью российских авиаударов сирийская армия восстанавливается, у неё вновь появился боевой дух, который был почти на нуле. Правительство Сирии сегодня теснит боевиков. И уже, казалось бы, практически проглоченный кусок торта в лице Сирии отнимают из широко открытого рта турецкой политической элиты.

Во-вторых, конечно, нефтяной фактор. Эрдоган просто вышел из себя, когда мы начали бить по нефтяным конвоям. Это гигантский доход, отказаться от которого чрезвычайно сложно.

Кроме того, есть основания считать, что перед тем, как сбить российский самолёт, Эрдоган заручился согласием как минимум своего главного союзника. Не думаю, что он запрашивал разрешение на такой удар, но принципиальное согласие на это у него было. Есть версия, что Эрдоган согласовал это с Обамой на G20, и похоже, что эта версия имеет под собой серьёзные основания.

Таким образом, это был ответ на российскую военную операцию в Сирии. Нам хотели показать, что крайне недовольны этой операцией и будут ей противодействовать. Это задумывалось как акция устрашения. И к защите турецкого воздушного пространства, на которое никто не покушался, удар по Су-24 не имеет никакого отношения.

Причём решение принималось не тогда, когда турецкий F-16 стал приближаться к нашему самолёту. Это решение принималось загодя. Скорее всего, было дано указание турецким ВВС отследить российский самолёт и в случае, если можно будет его обвинить в нарушении турецкого воздушного пространства (причём это не значит, что он его обязательно должен был нарушить), — сбивать.

США выгодно, если Турция разругается с Россией.

— Если это был продуманный шаг, то они не могли не просчитать, какая будет реакция со стороны России. Как вы считаете, на что они рассчитывали? Можно ли говорить о том, что они ждали, что Россия сейчас выступит «с шашкой наголо»?

— Россия «с шашкой наголо» так и не выступила. Если такой расчёт был, он не оправдался. На мой взгляд, в Анкаре допускали, что Россия вряд ли откажется от экономического сотрудничества. А Обаме безразлично, какие потери понесёт сама Турция от этого удара. США даже выгодно, если Турция разругается с Россией. Там, судя по всему, воспользовались этим турецким зудом, желанием жёстко отреагировать на нашу военную операцию.

Запад не готов к прямой конфронтации с Россией

— Сейчас вдруг так получится, что наши собьют над Курдистаном турецкий самолёт, который залетел на воздушное пространство Сирии. Самолёт за самолёт — и уже реальный конфликт между ядерной державой Россией и страной – членом НАТО. Мы как-то в последнее время забыли, что ли, о возможностях грандиозной ядерной войны между Россией и НАТО? Нет? Не слишком легко к этому относимся?

— Поведение Запада показывает, что там готовы идти на определённый риск, но не на прямую конфронтацию с Россией. Надеюсь, все помнят уроки Карибского кризиса.

Что касается нас, то мы очень долго уклонялись от конфликтных ситуаций, всё надеясь на дружбу с Западом. И что? В 2004 году в НАТО принимают Прибалтику. Появляется ещё 3 новых государства в альянсе — прямо у наших границ. В тот же год помогают первой «оранжевой революции» на Украине. Администрация Буша планировала включить её в НАТО уже в 2008 году. В том же 2008-м, в августе, Саакашвили расстреливает Цхинвал. И понятно, что «зелёный свет» ему дала администрация Буша. И вот тогда нашему долготерпению наступил предел. 

Такой стране как Россия уклоняться от геополитических схваток невозможно — задушат.

Госпереворот в Киеве стал моментом истины. При поддержке Запада к власти приходит антироссийский режим. Вы считаете, они бы сохранили с нами договор о Севастополе? Конечно, нет. Там уже была бы база НАТО. Севастополь для альянса — очень лакомый кусок. Когда они стали помогать госперевороту на Украине, с тем чтобы развернуть эту страну против нас, нам надо было принимать стратегическое решение. И мы его приняли: отстояли Крым и сохранили контроль над северной акваторией Чёрного моря.

Такой стране, как Россия, уклоняться от геополитических схваток невозможно — задушат. Но участвовать в них надо разумно. Мы не должны начинать войну с Турцией. Но ответить другими средствами — должны. Мы не можем сохранить хорошие отношения при таких обстоятельствах. Поэтому отказ Путина встретиться с Эрдоганом в Париже на климатическом саммите абсолютно логичен.

Алексей Пушков.
Алексей Пушков. Фото: АиФ/ Валерий Христофоров

Модель прифронтового государства

— Обама наконец-то подписал закон о поставке вооружений на Украину. Но разведка армии ДНР уже давно ловит хлопцев, у которых полностью обмундирование, оружие, подготовка НАТОвские, «Азов» и «Айдар» давно финансируются из США. Там уже работают частные военные компании. Можно ли сказать, что конфликт на юго-востоке Украины — это не гражданская война внутри страны, а один из рубежей противостояния НАТО и России?

— В политическом плане — да, но не в военном. Никому на Западе не хочется воевать с Россией из-за Украины. Но хочется поддержать Киев для того, чтобы создать проблему России. Но включать Украину в НАТО или ЕС там не хотят. Украинская элита непредсказуема, безответственна, пронизана ультранационалистическими, радикальными настроениями. И в Европе прекрасно понимают, что эти люди сегодня взорвут ЛЭП, завтра они взорвут газопровод, а послезавтра поставят НАТО на грань военного конфликта с Россией…

— К чему нынешние украинские власти ведут Украину?

— Украинские власти избрали модель военизированного прифронтового антироссийского государства. Премьер-министр Украины перекрывает авиационное сообщение, рвёт торговые связи. При этом он постоянно занимается нагнетанием военной истерии: мол, Россия — враг, строит для защиты от неё смешной заборчик, канавку какую-то роет. Именно под это они рассчитывают получить финансирование Запада — на существование Украины как антироссийского военизированного государства. 

Запад будет поддерживать Украину все время на уровне выживаемости, чтобы не рухнул нынешний режим.

— При этом обанкротиться им не дадут, как вы считаете?

— Постараются не дать, хотя Яценюк делает всё возможное, чтобы развалить экономику страны. Запад будет поддерживать Украину всё время на уровне выживаемости, чтобы не произошёл официальный дефолт, чтобы не рухнул нынешний режим. Им будут всё время подбрасывать какие-то средства, чтобы не распалась армия, чтобы у неё было финансирование, было оружие…

Европа не ставит вопрос о Крыме

— Первые санкции были введены, по большей части, после истории с Крымом. Ну а сейчас, заметьте, очень на многих международных площадках, в том числе на минских встречах, вопрос Крыма не поднимается. Его вспоминают всё реже и реже. Почему?

— Во-первых, многие политики на Западе понимают, что Крым де-факто так и не стал частью Украины. Он оказался в составе Украины в силу неупорядоченного распада Советского Союза, а до этого — абсолютно волевого, личного решения Никиты Хрущёва. И поэтому в Европе есть молчаливое признание, что Россия имеет права на Крым. Это не означает, что она признаёт Крым частью России, но она не будет превращать его в камень преткновения между Евросоюзом и Россией. Основные санкции введены из-за востока Украины и продлеваются до того момента, как будут выполнены Минские соглашения. Но в них про Крым — ни слова. Ангела Меркель недавно публично сказала: сегодня речь идёт о том, чтобы Украина восстановила свою территориальную целостность «возможно, без Крыма». Таким образом, она дала понять, что Крым — это состоявшийся факт. И если по юго-востоку есть международное соглашение, по которому стороны должны действовать, то по Крыму никакой международной договорённости нет. Так что если Крым и не признан частью России, то его воссоединение с Россией принято как свершившийся факт.

— Если минские договорённости не будут выполнены по вине Киева, то санкции, теоретически, смогут продлеваться каждые полгода бесконечно?

— Теоретически, могут. Мы сейчас настаиваем на том, чтобы на Западе обратили внимание: не выполняет Минские соглашения прежде всего Украина. Киев отказывается встречаться с представителями ДНР и ЛНР, отказывается обсуждать с ними проведение переговоров на территории ДНР и ЛНР, отказывается принять закон об амнистии, до сих пор не принял закон об особом статусе Донбасса.

Нас часто спрашивают на Западе, когда мы вернём Украине контроль над границей с ДНР/ЛНР. Только тогда, когда люди будут чувствовать себя в безопасности, когда мы будем знать, что за ними не придут ночью и не расстреляют на заднем дворе, что они официально амнистированы. Только тогда, когда восстановится законность по отношению к этим территориям. То есть тогда, когда Киев полностью выполнит Минские соглашения.

Сегодня Киев должен дать юридические гарантии выполнения этих соглашений. Пока же нет даже закона об особом статусе Донбасса, говорить о выполнении соглашений совершенно невозможно. Если Киев этого не сделает, это будет означать, что в республики придёт упомянутый вами батальон «Азов» и начнёт убивать мирных жителей. Это для нас неприемлемо.

Алексей Пушков.
Алексей Пушков. Фото: АиФ/ Валерий Христофоров

— Почему Киев затягивает с выполнением соглашений?

— Потому что Порошенко не заинтересован в их выполнении. Ведь это будет означать конец украинского кризиса, а значит — сокращение западного финансирования. К Украине пропадёт интерес, Соединённые Штаты перестанут поставлять оружие, во всяком случае, поставок на $300 млн уже не будет, американский конгресс перестанет обсуждать украинские дела. То есть невыполнение Минских соглашений для Порошенко — одно из условий выживания его режима за счёт западной поддержки и западной помощи.

Российско-китайский тандем

— Ситуация в Турции показала, что очень быстро какие-то страны могут перейти из разряда друзей в разряд врагов, хотя пока не хочется так говорить. Тем не менее не слишком ли у нас мало друзей? На самом деле есть ли они?

— У нас, безусловно, есть друзья. Это государства Таможенного союза, Евразийского экономического союза — Беларусь, Казахстан, Армения. У нас очень хорошие отношения с союзниками по ОДКБ, Сербией, Азербайджаном, Египтом, Индией, Бразилией.

В главном геополитическом треугольнике современного мира — треугольнике США-Россия-Китай американцы остались в одиночестве.

И, что особенно важно, выстроился стратегический альянс с Китаем. Это ядерная держава, член Совета безопасности ООН. И это определённый сигнал американцам. Китай не поддержал США ни по Сирии, ни по Украине. Соединённые Штаты столкнулись с непредвиденной для себя ситуацией. С 1970-х годов до последнего десятилетия они всё время пытались развести Китай и Россию по разные стороны. Ведь главная заповедь американской внешней политики в последние 50 лет гласила: «Ни в коем случае нельзя иметь против себя и Пекин, и Москву». Но сейчас они своей же политикой нас объединили. В главном геополитическом треугольнике современного мира — треугольнике США – Россия – Китай — американцы остались в одиночестве.

 

— США не в восторге от такого союза?

— Американцы мечтали бы противопоставить нас и Китай. Поэтому друзья — это всегда вопрос конкретный. В какой ситуации друзья? По отношению к кому друзья? В Европе — да, у американцев много союзников. Но в Азии уже меньше. Там ситуация совершенно другая. Есть спайка между Россией и Китаем. Если США войдут в серьёзный клинч с Китаем, то страны НАТО в большинстве своём останутся в стороне. И в таком конфликте США могут остаться с очень немногими союзниками.

www.aif.ru/politics/world/aleksey_pushkov_rossiya_sputala_karty_v_sirii_mnogim_igrokam

Рейтинг: 0 Голосов: 0 749 просмотров